Ученые нашли революционный способ для борьбы с раком простаты

Победить рак силами своего организма: за что дали Нобеля-2018 в области медицины

Двое ученых – американец и японец – открыли белки, воздействуя на которые, можно заставить иммунитет самостоятельно уничтожить опасную опухоль

В понедельник, 1 октября, стали известны имена первых нобелевских лауреатов этого года. Ими стали 70-летний профессор Техасского университета в Остине (США) Джеймс Эллисон и его 76-летний коллега Тасуку Хондзё из Киотского университета (Япония). «Лауреаты этого года показали, как разные стратегии сдерживания подавления иммунной системы могут быть использованы в лечении рака. Их открытия – знаменательная веха в нашей борьбе против рака», — говорится в заявлении Шведской королевской академии наук. Приводим пояснение Нобелевского комитета, чем занимаются ученые, в чем значение их работ и почему они уже стали настоящим прорывом в онкологии.

В этом нам поможет инфографика, созданная Нобелевским комитетом.

Слева вверху: Активация Т-лимфоцита требует, чтобы рецептор кровяного тельца связывался со структурами на других иммунных клетках, распознаваемых как «чужие». Для активации Т-лимфоцитов необходим белок, функционирующий, как их ускоритель. CTLA-4 же работает как тормоз, который блокирует функцию этого усилителя.

Слева внизу: Антитела (зеленого цвета) против CTLA-4 блокируют функцию торможения, что приводит к активации Т-лимфоцитов, которые начинают атаковать раковые клетки.

Справа вверху: PD-1 – еще один белок-тормоз, который подавляет активацию Т-лимфоцитов.

Справа внизу: Антитела к PD-1 подавляют функцию торможения, что ведет к активации Т-лимфоцитов и очень эффективной атаке на раковые клетки.

Рак ежегодно убивает миллионы людей. Для современного здравоохранения эта болезнь является одной из самых больших проблем и самых серьезных вызовов. Стимулируя свойственную нашей иммунной системе способность атаковать клетки опухоли, Нобелевские лауреаты этого года основали принципиально новый подход к лечению рака.

Джеймс П. Эллисон изучал определенный белок, который функционирует как тормоз иммунной системы. Именно ему пришла в голову революционная идея: если заставить организм отпустить этот тормоз, наши собственные иммунные клетки смогут активизироваться и начать атаковать опухоли. А затем он развил свою концепцию в совершенно новый подход к лечению пациентов.

Параллельно с ним Тасуку Хондзё обнаружил на иммунных клетках еще один особый белок, тщательно изучил его и в конце концов обнаружил, что он также действует на них, как тормоз, но с другим механизмом действия. Методы лечения, основанные на его открытии оказались поразительно эффективными в борьбе с раком.

Эллисон и Хондзё показали, как различные способы ингибирования тормозов иммунной системы могут быть использованы для лечения рака. Выдающиеся открытия двух сегодняшних лауреатов стали вехой в нашей борьбе против рака.

Может ли наш собственный иммунитет участвовать в лечении рака?

Понятие «рак» включает в себя множество заболеваний, которые характеризуются неконтролируемым ростом аномальных клеток, способных распространяться на здоровые органы и ткани. Для лечения этих болезней применяют целый ряд методов, включая хирургический (непосредственное удаление опухоли), радиационное облучение пораженного участка, и другие стратегии, часть из которых ранее уже были отмечены Нобелевскими премиями. Среди таких методов – гормональная терапия рака простаты (Чарльз Хаггинс, премия за 1966 год), химиотерапия (Гертруда Элайон и Джордж Хитчингс, 1988 год) и трансплантация костного мозга для лечения лейкемии (Эдвард Томас, 1990 год). Однако прогрессирующий рак все еще остается тяжелым для лечения заболеванием и новые терапевтические стратегии по-прежнему крайне необходимы.

В конце 19 и в начале 20 века зародилась концепция, согласно которой активация собственной иммунной системы может быть эффективна против раковых клеток. Пациентов, к примеру, заражали болезнетворными бактериями, чтобы активировать защитные силы организма. Эти усилия давали лишь незначительный эффект, однако одну из вариаций такого метода сегодня применяют в лечении рака мочевого пузыря.

Становилось понятно, что ученым нужно больше знаний в этой области. Многие медики и биологи занимались интенсивными фундаментальными исследованиями, чтобы раскрыть основополагающие механизмы регуляции иммунитета. Кроме того, они показали, как иммунная система может распознавать раковые клетки. Несмотря на значительный научный прогресс, попытки создать обобщаемую новую стратегию борьбы с раком постоянно сталкивались с трудностями.

Ускорители и тормоза в нашей иммунной системе

Фундаментальным свойством нашей иммунной системы является способность распознавать «своих» и «чужих». «Своими» считаются собственные клетки организма, а «чужими» – бактерии, вирусы и другие угрозы, способные негативно воздействовать на организм. Иммунитет распознает их, быстро атакует и устраняет. Ключевыми «игроками» обороны тут выступают Т-лимфоциты – особая разновидность белых кровяных телец. Было показано, что эти тельца обладают рецепторами, которые связываются с «чужими», маркируют их и заставляют организм отвечать на этот вызов – вырабатывать защиту или убивать вторгшихся. Но дополнительные белки, которые действуют, как усилители Т-лимфоцитов, также нужны для запуска полномасштабного иммунного ответа (см. рисунок).

Многие ученые участвовали в этом важном фундаментальном исследовании, в результате им удалось определит также белки, которые действуют на Т-лимфоциты как тормоза и подавляют активацию иммунитета.

Этот сложный баланс между усилителями и тормозами критически важен для контроля над работой иммунной системы.

Он обеспечивает необходимый уровень ее вовлеченности в уничтожение «чужих» и, в то же время, не дает иммунитету работать слишком активно, поскольку в таком случае он может начать уничтожать клетки собственного организма и спровоцировать то, что в медицине называется аутоиммунным заболеванием.

Новый принцип иммунной терапии

В 1990 годах доктор Джеймс Эллисон вел свои лабораторные исследования в Калифорнийском университете в Беркли. Он изучал белок Т-лимфоцитов под названием CTLA-4 и был одним из нескольких ученых, которые пришли к выводу, что этот белок действует на Т-лимфоцит как тормоз, на автомобиль – блокирует его работу. Его коллеги использовали механизм действия CTLA-4 для лечения аутоиммунных болезней. Однако у Эллисона в голове была совершенно другая идея. Он уже выработал антитело, которое может связываться с CTLA-4 и блокировать его функцию (см. рисунок). Поэтому ученый взялся за исследование того, может ли блокирование этого белка отключить тормоз Т-лимфоцита и заставить иммунную систему атаковать раковые клетки.

Свой первый эксперимент Эллисон с коллегами поставил в конце 1994 года, а сразу после рождественских каникул повторил его. Результаты оказались впечатляющими. Больных раком лабораторных мышей удалось вылечить с помощью терапии антителами, которые подавляли торможение иммунного ответа и разблокировали противоопухолевую активность Т-лимфоцитов.

Успехи команды Эллисона не особо заинтересовали фармпромышленность, однако ученый продолжил свои исследования и занялся разработкой стратегии лечения уже не для мышей, а для людей. Перспективные результаты вскоре появились у нескольких исследовательских групп, а в 2010 году важное клиническое исследование показало выраженный эффект у пациентов с развитой меланомой – разновидностью рака кожи. У некоторых пациентов оставшиеся следы рака исчезли полностью. Таких выдающихся результатов у этой группы пациентов раньше добиться не удавалось.

Открытие PD-1 и его важность для лечения рака

В 1992 году, за несколько лет до открытия Эллисон, Тасуку Хондзё открыл PD-1 – еще один белок, выраженный на поверхности Т-лимфоцитов. Ученый задался целью исследовать роль этого белка и разработал для этого целую серию экспериментов, которые в течение многих лет проводились в его лаборатории в Киотском университете. Результаты показали, что PD-1, подобно CTLA-4, функционирует как тормоз для Т-лимфоцитов, но механика его работы иная (см. рисунок).

Опыты на животных показали, что блокирование PD-1 также может стать перспективной стратегией в борьбе с раком. Группа Хондзё и другие ученые показали это на практике. Их работы открыли дорогу в использовании этого белка при лечении пациентов.

За открытием последовали клинические испытания и в 2012 году ключевое исследование продемонстрировало явную эффективность лечения у пациентов с различными типами рака.

Результаты были впечатляющими – лечение приводило к длительной ремиссии и даже вероятному излечению у нескольких пациентов с метастатическим раком, а ведь прежде это состояние считалось практически неизлечимым.

Иммунотерапия рака сегодня и в будущем

После ранних исследований, которые доказали эффективность блокирования белков CTLA-4 и PD-1, последовало значительное развитие метода. Теперь наука уверена, что иммунная терапия рака коренным образом изменила исход лечения для определенных групп пациентов с распространенным раком. Подобно другим методам лечения рака, иммунотерапия также имеет свои неприятные побочные эффекты, которые могут иметь серьезные последствия и даже нести опасность для жизни. Их вызывает сверхактивный иммунный ответ, который ведет к аутоиммунным реакциям. Однако этот ответ обычно управляем. А непрерывные и интенсивные исследования в этой области направлены на выяснение механизмов действия с целью совершенствования терапии и снижения побочных эффектов.

Из двух отмеченных Нобелевской премией методов иммунотерапии рака, направленный на белок PD-1 оказался более эффективным, и его положительные результаты наблюдаются при нескольких типах рака, включая рак легких, рак почек, лимфому и меланому.

Однако новые исследования показывают, что комбинированная терапия, нацеленная как на CTLA-4, так и на PD-1, может быть еще более эффективной, чего уже удалось добиться у пациентов с меланомой.

Таким образом Эллисон и Хондзё вдохновили ученых объединять различные стратегии расторможения иммунной системы, чтобы более эффективно уничтожать раковые клетки. В настоящее время проводится множество исследований в области иммунотерапии, направленной на большинство видов рака, и новые контрольные белки тестируются в качестве ее целей.

Более 100 лет ученые пытались вовлечь иммунную систему в борьбу с раком. До открытий, сделанных Эллисоном и Хондзё, прогресс в этой области был весьма скромным. В настоящее время иммунотерапия уже совершила революцию в лечении рака и коренным образом изменила представление медиков о том, как можно справляться с этой проблемой.

Рак отступает: революционные открытия в онкологии

Заморозить и уничтожить

Перехитрить опухоль

Мы первые в мире

Почти три года назад офтальмоонкологи МНТК «Микрохирургия глаза» им. С. Н. Федорова совместно с докторами НМИЦ нейрохирургии им. Н. Н. Бурденко и НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина (Москва) впервые использовали метод радиохирургии «гамма-нож» для лечения детей с ретинобластомой — злокачественной опухолью сетчатки. Вообще-то эту технологию ввиду высокой точности применяют в нейрохирургии — с помощью сфокусированного излучения разрушают опухоли головного мозга. Так вот, российские врачи первые в мире использовали метод «гамма-нож» при лечении ретинобластомы у детей. До них такие вмешательства никто не делал. И что важно, при этой технологии в отличие от применявшейся раньше лучевой терапии не повреждаются окружающие ткани. А сама процедура выполняется за один сеанс, а не за 30–40 небольшими дозами, как это было раньше. За последние три года докторам удалось помочь семерым пациентам в возрасте от года до десяти лет. Казалось бы, не так много. Однако это стало настоящим прорывом в офтальмоонкологии, ведь детей уже лечили всеми возможными методами, но опухоль не поддавалась. Существовала реальная угроза удаления глаза. «Мы смогли доказать: радиохирургическое лечение при ретинобластоме позволяет в случаях исчерпанности или невозможности использования других методов сохранить не только сам глаз, но и зрение, — рассказывает Андрей Яровой. — Под воздействием стереотаксического облучения достигается не только полная регрессия опухоли, но и сохраняются зрительные функции».

Это интересно:  Как проверяют простату у мужчин: ректальный осмотр и лабораторно-инструментальные обследования

Несмотря на то что со времени первой операции прошло не так много времени, результаты обнадеживают. Первый пролеченный с помощью технологии «гамма-нож» ребенок чувствует себя хорошо. Врачам удалось остановить патологический процесс и даже сохранить маленькому пациенту зрение. Это дает надежду на исцеление другим пациентам со злокачественной опухолью сетчатки. Ведь в России каждый год выявляется около 150 новых случаев ретинобластомы.

Не панацея, но близко

Несмотря на то что метод иммунотерапии был разработан американскими учеными, российские онкологи уверенно применяют «уникальное лекарство от онкологии». Многие считают, что именно иммунотерапия когда-нибудь поможет окончательно расправиться с раком. Но уже сегодня те результаты, которых удалось добиться, говорят о том, что иммунотерапия оказывается эффективной у 20–30 % пациентов. Да, это не панацея (пока!), но достигнутое радует. Ведь за сухими данными статистики — живые люди: старики, молодежь, дети. И у них появился шанс выздороветь. Причем иногда на фоне иммунотерапии происходят невероятные вещи.

«Мы в клинике видели потрясающие результаты — исчезали опухоли 10–15 см! — рассказывает Константин Лактионов, — безусловно, это единичные случаи, но они были! Кроме того, именно те больные, которые имеют хороший эффект от иммунотерапии, и составляют основную группу долгоживущих пациентов».

Иммунотерапевтические препараты нацелены не столько на опухоль, сколько на поддержку иммунитета в целом. Ведь в норме иммунная система должна замечать всех лазутчиков, которые проникли в организм, — вирусы, бактерии и раковые клетки тоже. И тут же их уничтожать. Но у некоторых людей иммунитет в силу каких-то причин дает сбой. Опухоль спокойно себе растет, крепнет, пускает метастазы, а иммунитет безмолвствует. Объясняется это тем, что опухоль выделяет специальное вещество, которое делает ее невидимой для защитных сил организма. И пока защитники дремлют в счастливом неведении, опухоль чувствует себя абсолютной хозяйкой. Иммунотерапии удалось прекратить безобразие. Иммунотерапевтические препараты помогают разбудить иммунитет от спячки и заставить его сражаться с различными видами рака. Причем весьма успешно.

  • Рак мочевого пузыря

  • Рак легких

Еще одно онкологическое заболевание, при котором эффективна иммунотерапия, — рак легких. Этот диагноз еще недавно был приговором, ведь, по статистике, шесть из десяти пациентов с этим заболеванием умирают. Во многом из-за того, что болезнь слишком поздно диагностируют. «У больных с 3-й стадией пятилетняя выживаемость не превышает 25 %, а с 4-й — 4–5 %, — объясняет Константин Лактионов. — На иммунотерапии 16 % пациентов стали доживать до пяти лет на четвертой стадии. Это качественный прорыв! Кроме того, в процессе лечения обнаружили, что выделяется особая группа пациентов — примерно 20–25 %, — которая на фоне иммунотерапии демонстрирует длительную выживаемость. Это тоже радует. А в 2018 году появился новый иммунопрепарат, который, как показали клинические исследования, одинаково хорошо действует на больных плосклоклеточным и неплоскоклеточным раком легких. Это 80 % пациентов». Еще сейчас изучают возможности комбинированного подхода — иммунотерапия в сочетании с химио-, лучевой терапией, чтобы за счет двойного воздействия увеличить шансы больных на выздоровление.

Ученые нашли революционный способ для борьбы с раком простаты

Ультразвук, таблетки, наночастицы, вирусы — как российские специалисты пытаются найти лекарство от рака, и почему через три-четыре года нас ожидает прорыв в этой области.

Сегодня онкологические заболевания являются одной из основных причин смертности в мире. Существует мнение, что онкология — продукт жизнетворчества современного человека, то есть результат его стремления к комфортной жизни (автомобили, самолеты, атомная энергия и т.д). Это не совсем так.

Человек сталкивался с раком еще миллионы лет назад, об этом говорят находки ученых: например, в прошлом году была найдена кость стопы представителя трибы гоминини (человекоподобный вид) со следами злокачественной опухоли. А в медицинских свитках древних египтян подробно описывались симптомы этого смертельного заболевания. Поэтому говорить, что рак начал развиваться только в XX веке немного неправильно. Правильнее сказать, что сегодня из-за нашего образа жизни и окружающей среды мы болеем чаще, чем наши предки.

Как появляется рак

Рак может развиться из одной-единственной клетки. Опухоль возникает, когда происходит сбой механизма работы здоровой клетки, то есть когда она начинает бесконтрольно делиться. Причина такого сбоя — мутация генов.

В нашем организме существует протоонкоген, именно он отвечает за контроль деления клеток. Под воздействием химических, физических и биологических причин протоонкоген может превратиться в онкоген и тем самым потерять способность контролировать деление клеток.

Кто первым победит рак?

Найти надежный способ борьбы с раком — задача не из легких. На протяжении десятков лет ученые всего мира работают над поиском эффективных методов лечения, созданием препаратов, способных победить рак. Разработки таких лекарств ведутся в лабораториях и крупных научных центрах Японии, США, Германии, России. Однако, до сих пор нет средства, решившего бы проблему рака раз и навсегда.

Трудности в лечении онкологии самые разные. Медики не знают, как “убить” у раковых клеток способность заражать здоровые (опухоль может рассылать окружающим ее нормальным клеткам мембранные пузырьки с молекулярной инструкцией, превращающей здоровую клетку в больную). Кроме того, если проанализировать опухоль на генетическом уровне, выясняется, что в некоторых случаях у человека в одном органе могут возникать разные типы раковых клеток, и все они по-разному реагируют на лекарства, делая лечение затруднительным.

Если верить СМИ, то с этими трудностями больше всего справляются ученые из России. За последние несколько лет с большой регулярностью выходят новости, сообщающие об успехах отечественных медиков в создании высокоэффективных препаратов от рака и не менее эффективных способов лечения. Из чего можно заключить, что Россия является одной из самых передовых стран в разработке технологий для борьбы с онкологическими заболеваниями.

За 2015-начало 2017 года российские медики представили более двадцати новейших технологий, предназначенных для борьбы с раковыми заболеваниями. И хотя большинство из них еще проходят доклинические испытания, некоторые разработки, по мнению отечественных специалистов, уже в ближайшее время могут появиться в городских и сельских больницах.

Российские ученые ведут борьбу с раком сразу на трех “фронтах”: фармацевтика — создание препаратов, способных остановить распространение в организме уже выявленной опухоли, хирургия — разработка более совершенных методов хирургического вмешательства и диагностика — поиск новых способов выявления онкологии на ранних стадиях.

Если онкологию обнаружить на ранних стадиях, существует большая вероятность выздоровления пациента (70%, что лечение будет эффективным). Поэтому большое внимание в лабораториях и научных центрах России уделяется созданию новых, более точных методов диагностики раковых заболеваний.

В сентябре прошлого года специалисты кинологического центра ФМБЦ имени Бурназяна сообщили, что они закончили эксперимент, в ходе которого две собаки центра научились выявлять людей с раковыми заболеваниями. Дрессированные животные ориентируются на жиропотовыделения пациента с подозрением на онкологию. Правда, признаются специалисты, этот новый метод вряд ли сможет заменить традиционные способы диагностики рака.

Осенью 2016 года была представлена разработка ученых Томского политехнического университета — радиофармпрепарат (соединения радиоактивных изотопов с лекарством для лечения онкологических заболеваний). Изотопы, полученные с помощью специального исследовательского ядерного реактора, помогают установить, через какие именно лимфатические узлы распространяются раковые клетки в организме. Эти данные позволяют врачу узнать, в какой части пораженного органа идет процесс метастазирования: хирург сможет удалять только эту часть, а не весь орган целиком. Сейчас разработка проходит клинические испытания. Пока нет сведений, когда этот препарат поступит в больницы.

Наиболее успешной разработкой стал так называемый “Биочип”, созданный учеными Российского онкологического научного центра имени Блохина и представленный публике в середине февраля 2017 года. Это высокоточная тест-система, способная определить наличие у человека любой злокачественной опухоли на любой стадии при первом же обращении пациента в больницу. Эта технология состоит из специального биочипа, пробирок для хранения материала и сканера для оцифровки результатов. Сейчас “Биочип” проверяется Росздравнадзором, в случае одобрения госорганом, новая система может появиться в поликлиниках и больницах российских городов уже к началу лета.

“Два самых мощных метода воздействия на опухоли — лучевая терапия и хирургия — достигли потолка своей эффективности. После того, как специалисты научились проводить тотальное облучение всего тела и удалять целые органы, выше уже не прыгнуть. Поэтому ученые должны искать что-то новое в терапии”, — говорит Николай Жуков, онколог и руководитель отдела лекарственного лечения опухолей МНИОИ им. П.А. Герцена.

Наиболее перспективными выглядят ионная и протонная терапии, а также специальные методики проведения хирургических операций, которые позволяют обходиться без вскрытия.

В конце декабря 2016 года в России впервые был запущен комплекс протонной терапии под названием “Прометеус”. Этот комплекс позволяет проводить многопольное облучение различных опухолей тонким сканирующим пучком протонов. Интересно, что такая терапия воздействует на пораженный участок с минимальным риском для здоровья, то есть она практически не причиняет вреда здоровым тканям. По словам специалистов, уже в конце 2017 года Минздрав запустит высокоэффективные протонные пушки, разработанные на основе “Прометеуса”, которые будут оказывать необходимую помощь в лечении рака.

Это интересно:  Биохимический рецидив рака простаты после радикальной простатэктомии и лучевой терапии

Первый и пока что единственный аппарат “Прометеус” сегодня работает в МРНЦ им. А.Ф. Цыба в городе Обнинске Калужской области.

В марте 2017 года российские ученые сообщили, что они научились использовать наночастицы из кремния, покрытые специальным полимерным составом для выявления раковых опухолей и моментального уничтожения их ультразвуком. При этом такой способ лечения не причиняет никакого вреда здоровым тканям и органам. В ближайшие несколько лет наночастицы будут проходить клинические испытания. Ученые пока не могут точно сказать, когда их разработка войдет в медицинскую практику.

“Самые большие горизонты сейчас открываются в лекарственном лечении рака. Например, сегодня наиболее прорывное направление в российской медицине, да и в медицине других стран — иммунотерапия”, — продолжает Николай Жуков. — “Одна из разновидностей иммунотерапии построена на том, что к молекулам, способным обнаруживать раковые клетки-мишени, «прикручивают» лекарство. Благодаря этому препарат, убивающий онкоклетки, попадает прямо в цель, не задевая здоровых тканей человека. Побочные эффекты снижаются, а успешность лечения заметно повышается: на 20 — 30%, по сравнению с обычной химиотерапией”.

В ноябре 2016 года группа российских ученых из МФТИ объявила о том, что они синтезировали 37 химических соединений (класс аминотиазолов), которые способны разрушать раковые клетки, устойчивые к химиотерапии. По словам специалистов, эти соединения больше подходят для борьбы с раком яичников — из всех онкологических заболеваний рак яичников наиболее часто приводит к смерти.

Сейчас разработка отечественных специалистов находится на самом начальном этапе испытаний. Поэтому неизвестно, когда эта технология поступит на вооружение медикам.

В конце декабря 2016 года в Минздраве рассказали, что российские специалисты приступили к испытаниям препарата, показавшего обнадеживающий результат в борьбе с раком. Это разработка компании Biocad под рабочим названием PD-1 -точно так называется мембранный белок, с которым взаимодействует рак. После такого взаимодействия раковые клетки становятся “невидимыми”, то есть они маскируются под здоровые, “прячутся” от иммунитета и спокойно делятся, постепенно превращаясь в опухоль.

«Для того, чтобы снять маскировку, мы как раз и применяем этот препарат. Он снимает маскировку с раковых клеток, и дальше уже сама иммунная система организма точечно воздействует на опухоль», — говорит генеральный директор компании Biocad Дмитрий Морозов.

Если испытания препарата пройдут успешно, то PD-1 поступит в продажу уже в 2018 году.

В самом начале марта 2017 года российские ученые сделали громкое заявление. Они сообщили, что успешно протестировали препарат от всех видов и стадий рака, созданный при помощи биотехнологий.

«Наш препарат имеет рабочее название «Белок теплового шока» — по основному действующему веществу. Это молекула, которая синтезируется любыми клетками организма человека в ответ на различные стрессорные воздействия. О ее существовании ученые знали давно. Первоначально предполагалось, что белок может только защищать клетку от повреждения. Позже выяснилось, что помимо этого он обладает уникальным свойством — помогает клетке показывать свои опухолевые антигены иммунной системе и тем самым усиливает противоопухолевый иммунный ответ», — сообщил профессор Андрей Симбирцев, замдиректора Государственного научно-исследовательского института особо чистых препаратов Федерального медико-биологического агентства (ФМБА).

Единственной трудностью, по словам Симбирцева, является то, что организм человека содержит очень мало собственного такого белка. Поэтому учеными была разработана специальная биотехнология, позволяющая его синтезировать.

По прогнозам ученых, препарат выйдет на рынок через 3-4 года и будет очень доступным по цене.

Разработки разработками, но стоит сказать и о трудностях, с которыми часто сталкивается российская медицина, и которые могут задержать отечественных ученых на пути к полной победе над раком. Например, нехватка специалистов и малое количество исследований в области детской онкологии. Зачастую российским семьям приходится искать помощь для своих детей в клиниках за границей.

Еще одна проблема — федеральные онкологические больницы испытывают огромные сложности с закупками необходимых лекарств в силу высоких цен на препараты для лечения рака. За последний год стоимость ряда медикаментов по госзакупкам выросла почти в 11 раз (по данным газеты “Известия”, в 2014 году препарат “Иринотекан” стоил 518 рублей за флакон, в 2017 цена выросла до 5844 рубля). В декабре прошлого года представители столичной онкологической больницы №62 сообщили, что учреждение испытывает трудности в приобретении необходимых препаратов из-за жесткой политики департамента здравоохранения Москвы.

Пока большинство из перечисленных разработок находятся на стадии доклинических и клинических испытаний, некоторые технологии уже в ближайшее время появятся в медучреждениях. По словам специалистов, через 3-4 года нас ожидает настоящий прорыв в борьбе с онкологическими заболеваниями: по их мнению, именно через такой промежуток времени в России будут созданы препараты, благодаря которым рак перестанет быть проблемой для человечества.

Борьба с раком простаты эволюционировало

Лечение эволюционировало из роботизированной хирургии в гормональную терапию.

Джон Грабовски лежит на операционном столе в больнице Роберта Вуда Джонсона в Нью-Брансуике в то время, как восемь медсестер тщательно подготавливают его к операции рака простаты.

Одетые в синие халаты, маски, сетки для волос и перчатки, медсестры бреют живот Грабовски, очищают и стерилизуют его торс дезинфицирующим раствором, мерят его пульс и контролируют дыхание, а медсестра-анестезиолог занимается общим наркозом.

Грабовскому 64 года. Вскоре он будет без сознания, хирург Исаак Ким, руководитель урологической онкологии онкологического Института Рутгерса в Нью-Джерси, используя линейку, отмечает шесть 1/3-дюймовых линии, по которым он сделает разрезы на животе Грабовского. В разрезы будут вставлены три канюли или трубки, а еще полудюймовый порт для 12-миллиметровой камеры.

После почти 30 минутной подготовки Ким готов начать.

«Все хорошо, — говорит он. – Пожалуйста, подготовьте робота».

После этого медсестра зажимает ручки Хирургической системы да Винчи, футуристического вида машины с паукообразными руками, которые свисают спереди. Медсестра подводит робота так, чтобы его руки доставали до Грабовского и позволяет другой медсестре подключить их к канюлям.

«Хорошо», — Ким говорит снова. Затем он снимает ботинки, садится в кожаное кресло и прилипает взглядом к консоли да Винчи. Это то, как Ким будет оперировать, примерно в 5 метрах от своего пациента, не прикасаясь к Грабовскому своими руками.

Через два отверстия для глаз Ким всматривается в живот Грабовского, показанный в высоком разрешении.

Хирург кладет свои пальцы вокруг двух джойстиков консоли, которые фактически становятся его руками, позволяя им двигаться и манипулировать хирургическими инструментами внутри Грабовского. Ким внимательно начинает резать и использует электрический ток для коагуляции тканей. Он нажимает на шесть педалей машины, приближая и отдаляя камеру и меняя свои инструменты. Это выглядит почти так, как если бы Ким играл в видео игру.

Роботизированная простатэктомия с помощью робота да Винчи — это одна из последних хирургических инноваций, применяемых для лечения рака простаты. Шестнадцать лет назад, да Винчи стала первой роботизированной хирургической системой, которая был одобрена Управлением пищевых продуктов и медикаментов, и врачи сегодня считают, что эта процедура менее травматична, а также малоинвазивна по сравнению с традиционной открытой хирургией рака простаты, которая несет риск чрезмерной кровопотери, послеоперационных инфекций и больших разрезов.

Хирургические инновации имеют решающее значение в борьбе с раком простаты, вторым после рака кожи по распространенности видом рака, который встречается у американских мужчин, по данным Американского общества по борьбе с раком. В 2015 году было диагностировано около 220,800 новых случаев рака простаты на национальном уровне.

Величайшим камнем преткновения по-прежнему остается рекомендация скрининга, специалисты и врачи не в состоянии прийти к общему мнению по этому вопросу. В то же время, другие инновации в борьбе с раком простаты были сделаны в гормональной терапии и препаратах, используемых для лечения этого заболевания. Ученые выяснили, что гены и даже диета могут влиять на развитие болезни.

Марк Штайн, медицинский онколог, работающий над программой рака простаты в Институте рака Рутгерса в Нью-Джерси, называет некоторые из этих выводов, сделанных за последние пять лет, «переломным моментом в игре».

Между тем, в хирургической практике использование машины да Винчи также

новаторство. По состоянию на март, Ким выполнил более 1400 операций рака простаты с роботом, которые, как правило, предполагают рассечение вдоль анатомической плоскости вокруг простаты и удаление всего органа нетронутыми. Ким говорит, что да Винчи позволяет ему лучше видеть, чем невооруженным глазом, благодаря 3D камере и качеству изображения.

«Это просто дает мне тактическое преимущество, которого у меня нет, когда я работаю с открытой хирургией, — говорит Ким, который лечит больных и проводит клинические исследования в Институте рака Рутгерса, но выполняет операции в больнице RWJU. – Это дает больше комфорта хирургу, и с моей точки зрения, я чувствую себя намного более комфортно с роботом».

«Речь идет о том, что мы лечим много пациентов, которые, если вы их оставите в покое, никогда не заболеют раком», — говорит Ким. — Это является предпосылкой».

Американское общество по борьбе с раком (ACS) рекомендует мужчинам «принять взвешенное решение» с их врачом о том, чтобы пройти обследование на рак простаты. Наиболее распространенные методы диагностики являются пальцевое ректальное исследование и анализ крови, называемый тестом на специфический антиген простаты и PSA. ACS рекомендует мужчинам, находящихся в группе среднего риска, начать обсуждение скрининга в возрасте 50 лет, а мужчинам в группе высокого риска — тем, у которых есть более, чем один близкий родственник, перенесший рак простаты в раннем возрасте, — начать думать об обследовании в возрасте 40 лет.

Американская Урологическая Ассоциация рекомендует начинать делать PSA в возрасте 55 лет, при этом Американская профилактическая группа не рекомендует делать скрининг мужчинам, у которых нет симптомов рака простаты. Профилактическая группа сделала вывод о том, что потенциальный вред скрининга PSA превышает потенциальную пользу. Говоря простым языком: высокий результат PSA может побудить мужчин, которым необязательно делать операцию рака предстательной железы или проходить гормональную терапию, все же сделать это, что ведет к значительным рискам эректильной дисфункции, недержанию мочи и проблемам с контролем кишечника.

В исследовании также было установлено, что между 1986 и 2005 гг. примерно 1,3 млн. человек были диагностированы с раком простаты, что побудило более миллиона из них обратиться за медицинской помощью.

Это интересно:  Правда ли, что простатит является причиной 75% мужских смертей

Большинство раков простаты растут медленно, и результаты патологоанатомических исследований, датированных до 1935 года выявили, что многие пожилые мужчины, которые умерли от других причин также имели рак простаты, который не оказывал влияние на их жизнь.

«Очевидно, что многие мужчины умирают с раком простаты, но не из-за него», — говорит Ким.

Cотни тысяч мужчин, у которых находят рак, по-прежнему обращаются за медицинской помочью, что привело исследователей и ученых к тому, чтобы рекомендовать делать скрининг надо. Сегодня, мнение, как правило, разнится от врача к врачу. Ким, например, говорит, что пациентам с высоким риском следует начинать делать PSA- тест в возрасте 40 или 45 лет. Если нет близких родственников с раком простаты, то он рекомендует начать делать тест в 50 лет.

«Пока у нас не будет лучшей альтернативы, я не уверен, что отказ от нынешнего лечения – это лучший выход», — говорит он.

Ким также говорит, что повышенное внимание к гипердиагностике рака простаты позволило врачам лучше разделять пациентов в зависимости от факторов риска и профиля риска. Он говорит, что «значительному» количеству своих пациентов с раком простаты он рекомендует «наблюдение» — мониторинг болезни, регулярные обследования и PSA-тесты.

«На сегодняшний день примерно в каждом пятом случае в моей практике не было ничего сделано для лечения рака простаты, — говорит Ким. — Я просто предлагаю следить за ним. Мы становимся более консервативными в лечении наших пациентов».

Многие пациенты не всегда ждут лечения рака простаты, говорят врачи. Когда некоторые узнают о своей болезни, первоначальный шок и страх приводят их к поиску экстренного решения, даже когда это не нужно.

Как известно, операция при раке простаты может повлиять на мочеиспускательную и половую функции, а потому некоторые мужчины страдают эмоционально от отсутсвия сексуальной жизни. В самом деле, исследование, опубликованное в 2008 году в медицинском журнале Европейская Урология обнаружило, что один из пяти мужчин, которые перенесли хирургию рака простаты, пожалел о своем решении.

Грабовский говорит, что он был диагностирован в июле 2015 года. После того, как узнал, что половина его простаты была опухолью, он остановил свой выбор на операции. Ким сказал, что случай Грабовского можно отнести к «промежуточному» риску.

«Все, что я читал и смотрел относительно этой болезни в моем возрасте, все говорит, что операция – лучший выбор на данный момент», — говорит Грабовский.

Помимо риска послеоперационных побочных эффектов, рак простаты провоцирует рост тестостерона, поэтому врачи часто назначают гормональную терапию для уменьшения синтеза тестостерона в организме. Но снижение гормона может оказать серьезное воздействие на то, как некоторые мужчины чувствуют себя ото дня ко дню.

«Мужчин очень сложно лечить, потому что гормональная терапия оказывает воздействие на энергию, сексуальную функцию, половое влечение, — говорит Стайн, онколог онкологического Института Рутгерса. – Безусловно, создание благоприятных условий, чтобы обсудить не только лечение, но и побочные эффекты лечения, является важной частью того, что мы делаем в нашем комплексном центре».

Штайн добавляет, что коллега работает над программой, которая изучает, каким образом физические упражнения могут устранить некоторые побочные эффекты гормональной терапии.

«Есть такое клеймо (связанное с раком предстательной железы), — говорит Штайн. – Вы встречали множество людей, которые получают гормональную терапию, и вы никогда не знали этого. У меня есть пациенты, которые не хотят говорить со своими детьми или супругами о лечении. Потому что люди не говорят об этом, рак простаты является недооцененной проблемой общественного здоровья».

Штайн говорит, что некоторые исследования, которые «заставляют меня выбраться из постели по утрам» фокусируются на попытках найти другие виды лечения, чтобы врачи не полагались на разрушающий тестостерон.

«То, что мы бы в конечном итоге хотим сделать – либо выяснить, как лечить пациентов без того, чтобы идти по пути гормональной терапии, — говорит Штейн, — или, возможно, мы могли бы использовать ее в течение определенного периода времени, а затем остановиться и сказать, что кто-то вылечен».

Часть исследований изучают, могут ли продлевающие жизнь медикаменты излечить, если выписывать их совсем недавно диагностированным пациентам, или, можно ли использовать целевые препараты, чтобы убрать определенные белки из опухоли и остановить рост раковых клеток, даже если уровень тестостерона в норме. Штайн также хочет определить, поможет ли сочетание химиотерапии с другими видами медицины улучшить результаты лечения пациентов.

«Мы пытаемся придумать новые способы, чтобы начинать гормональную терапию как можно позже, — говорит Штайн. — Существуют ли способы сделать это? Это важный вопрос исследования».

На национальном уровне изучение изменения генов, связанных с раком предстательной железы, помогает ученым лучше понять, как развивается болезнь.

Исследователи, например, выяснили, что некоторые вещества в томатах и сое, а также некоторые витамины и минеральные добавки могут помочь предотвратить заболевание.

Несколько новых форм гормональной терапии также продолжают разрабатываться крупными фармацевтическими компаниями, хотя количество препаратов, рекомендованных для лечения рака простаты, остается сравнительно небольшим.

«Много интересных открытий происходят в мире медицины прямо сейчас», — говорит Штайн.

Между тем в операционной Ким продолжает операцию Грабовского. Он делает надрез вокруг простаты, наступая на педали, чтобы приблизить или отдалить изображение при необходимости.

«Это увеличение на камере помогает делать то, что ты не можешь сделать без робота», — говорит он.

Ким отслаивает нервы, похожие на паутину, шьет швы для остановки кровотечения, использует специальный инструмент для подачи воды и продолжает резать и зашивать. Его работа транслируется на шести телевизионных экранах, размещенных в разных местах комнаты.

К концу операции Ким вырезал всю простату и одним быстрым движением забирает орган в специальный мешок внутри живота Грабовский. После этого Ким делает еще больше швов, чтобы сдержать кровотечение.

Скоро Ким закончит. Следующая операция по удалению рака простаты после обеда.

«Весь этот опыт нужен, чтобы помочь вам, — говорит Ким. — Я становлюсь опытнее каждый раз, когда я делаю это, потому что я вижу еще один случай, и опять же, это только помогает».

Ученые обещают, что скоро рак будут лечить одним уколом

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Британские ученые утверждают, что нашли способ заставить иммунную систему человека эффективно бороться с раковыми опухолями.

Его суть заключается в том, чтобы найти самое уязвимое место каждой отдельно взятой опухоли – так сказать, ее Ахиллесову пяту – и нацелить на него иммунную систему.

О таком способе терапии говорили уже давно, но только сейчас, заявляют ученые из Университетского колледжа Лондона, им удалось найти механизмы для идентификации в структуре рака «слабых» участков.

Открытие подразумевает индивидуальный подход к каждому отдельному случаю заболевания раком, исследование клеток каждой опухоли, что на практике может стоить очень дорого. Однако на данный момент, говорят ученые, это самые обнадеживающие результаты в этой области за последние годы.

Клинические испытания нового метода лечения ученые рассчитывают провести в ближайшие два года.

Вакцина вместо химиотерапии

По словам британских ученых, предлагаемый ими метод, основанный на изучении ДНК, сможет заменить химио- и радиотерапию.

Вместо этого пациентам будут предлагать вакцину, изготовленную на основе протеинов, извлеченных из раковой опухоли больного. Вакцина будет «запускать» иммунную систему на борьбу со злокачественными клетками.

Иммунную систему привлекали для борьбы с онкозаболеваниями и раньше, но по большей части все известные вакцины против рака оказались неэффективными.

Ученые из Университетского колледжа объясняют это тем, что защитные механизмы организма направлялись на неверные цели.

Дело в том, что раковая опухоль – это не единое, равномерное образование. Она состоит из совершенно разных, по-разному мутировавших клеток, поэтому и вести себя отдельные участки опухоли могут по-разному.

Как говорят врачи, новая терапия доводит идею индивидуального лечения до совершенства.

«Для каждого пациента по сути будет разрабатываться уникальный метод лечения», — заявил профессор Чарльз Суонтон из института рака Университетского колледжа.

«Рак — движущаяся цель»

Раковую опухоль можно сравнить с деревом. У нее есть ствол, где началась мутация клеток, а потом от этого ствола в разные стороны разрастаются ветки, и в каждой проходят свои мутационные процессы.

Это называется гетерогенез.

Прорыв ученых заключается в том, что они научились распознавать клетки в стволе, которые изменяют антигены – белки, расположенные на поверхности опухолевых клеток.

Для воздействия на мутации в «стволе» предлагаются два варианта.

  • разработать индивидуальную вакцину для каждого пациента, которая поможет иммунной системе их распознать
  • найти в организме иммунные клетки, которые уже «напали» на мутирующие, умножить их количество в лабораторных условиях и поместить обратно в организм

«Это очень важный шаг, позволяющий нам посмотреть на гетерогенез как на проблему, и понять, почему рак обладает такой большой силой», — говорит Марко Герлингер из Института изучения рака.

При этом ученый признает, что пока рано говорить, насколько окажется простым в осуществлении предлагаемый метод.

«Многие виды раковых опухолей не стоят на месте, они постоянно эволюционируют. Это движущиеся цели, по которым непросто попасть, – объясняет Герлингер. – Рак, который все время меняется, может «сбросить» первоначальный антиген или замаскировать другие антигены, чтобы сбить иммунную систему с толку».

Описывая результаты своих последних изысканий, сами ученые говорят: «Мы предлагаем снять иммунную систему с тормозов, дать ей в руки руль и подтолкнуть в нужном направлении».

Они надеются, что уже в самое ближайшее время новый способ терапии поможет спасти много жизней.

Статья написана по материалам сайтов: news24ua.com, www.kiz.ru, severnymayak.ru, newvz.ru, www.bbc.com.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector